Э.С.Паперная, А.Г.Розенберг, А.М.Финкель. Парнас дыбом (литературные пародии)

Прикольные картинки
Анимированные GIF-ки
Похабные
Компьютерные
Чернуха !
Эротические
Автомобильные
Новогодние
Спортивные
Запрещённые
Пошлые комиксы
Бивис и Батхед
Садистские стишки
Пошлые загадки
Юмористические рассказы



    [1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17]
    Э.С.Паперная, А.Г.Розенберг, А.М.Финкель. Парнас дыбом (литературные пародии)

    ----------------------------------------------------------------------------

    2-е дополненное издание. "Космос", 1927. Изд. Москва "Художественная

    литература", 1990 ББК 84Р7 П17

    OCR Кудрявцев Г.Г.
    ----------------------------------------------------------------------------

    Ал. Блок, А. Белый, Виктор Гофман, Игорь Северянин, К. Юлий Цезарь, Владимир
    Маяковский, Демьян Бедный, Ал. Вертинский, Сергей Есенин, Гомер, Данте,
    Крылов, В. Брюсов, К. Д. Бальмонт и многие другие

    Про: козлов, собак и веверлеев

    Литературные пародии

    II-е дополненное издание

    Составили

    Э.С.П.

    А.Г.Р.

    А.М.Ф.

    Составление, подготовка текста, вступительная статья Л. Г. Фризмана

    ВТОРОЕ РОЖДЕНИЕ

    Вот он перед нами, знаменитый "Парнас дыбом". Шестьдесят пять лет назад
    родились эти искрящиеся веселостью и остроумием пародии, метко улавливавшие
    и выразительно воспроизводившие особенности творческой манеры и стиля
    писателей разных стран и эпох, эти "Собаки", "Козлы" и "Веверлеи", сразу
    завоевавшие любовь читателей. Впервые "Парнас дыбом" вышел в харьковском
    издательстве "Космос" в 1925 г., а на протяжении последующих двух лет
    сборник переиздавался еще трижды. Известно, что Маяковский, будучи в
    Харькове, услышал о выходе сборника, где были пародии и на него, и, прочитав
    их, сказал: "Молодцы харьковчане! Такую книжицу не стыдно и в Москву с собой
    прихватить!"

    С этой "книжицы" начинается история советской литературной пародии:
    первый сборник Александра Архангельского появился двумя годами позднее. Но
    кем она была создана, почти никто не знал. Одни считали ее дебютом А.
    Архангельского. Другие называли имена Ю. Олеши, В. Катаева, Л. Никулина.
    Первое издание вышло в свет анонимно, а в последующих авторы обозначили лишь
    свои инициалы: Э. С. П., А. Г. Р. и А. М. Ф. Только в 60-е годы статьями
    известного советского сатирика и пародиста А. Б. Раскина, опубликованными в
    "Вопросах литературы" и в "Науке и жизни", покров тайны был наконец
    приподнят

    А. Б. Раскин напомнил при этом занятный исторический анекдот: "Говорят,
    что английская королева лет сто тому назад пришла в восторг, прочитав
    очаровательно остроумную детскую книгу. Она приказала принести ей все
    сочинения этого автора. К ее изумлению, ей принесли множество книг,
    посвященных проблемам высшей математики. Автор Льюис Кэрролл оказался
    оксфордским профессором. А прелестная его книжка "Алиса в стране чудес"
    возникла из шутливых рассказов во время прогулок с тремя маленькими
    девочками" {Раскин А. Б. "Парнас дыбом", или Научное веселье" (Из истории
    советской литературной пародии). - Наука и жизнь, 1968, э 11, с. 106.}. А.
    Б. Раскин с полным основанием замечает, что в подобном положении оказались
    бы и мы, если бы поинтересовались остальными сочинениями авторов "Парнаса
    дыбом".

    Мы увидели бы перед собой обширную монографию "Производные причинные
    предлоги в современном русском литературном языке", вузовский учебник
    "Современный русский литературный язык", и школьный "Учебник русского
    языка", и "Грамматику русского языка" для школ слепых, и еще свыше
    полутораста книг и статей по вопросам общего языкознания, лексикологии,
    фразеологии, стилистики и других лингвистических дисциплин. Все это -
    научное наследие А. М. Ф. - профессора Харьковского университета Александра
    Моисеевича Финкеля (1899-1968), которого по праву можно считать основным
    автором "Парнаса дыбом". Более половины текстов, вошедших в нынешнее издание
    сборника, принадлежит его перу.

    Всю жизнь занимавшийся теорией художественного перевода, А. М. Финкель
    реализовал результаты своих научных изысканий и в поэтической практике. Он
    осуществил, в частности, полный перевод сонетов Шекспира, четвертый за всю
    историю русской шекспиристики и получивший высокую оценку специалистов {См.:
    Шекспировские чтения. 1976. М., Наука, 1977, с. 215-284.}.

    Соавтор А. М. Финкеля по "Парнасу дыбом" А. Г. Р. - доцент Александр
    Григорьевич Розенберг (1897-1965) оставил заметный след в изучении
    французской литературы. Он писал о Дю Белле и Малербе, Шаплене и Корнеле,
    Буало и Стендале, Бальзаке и Гюго. Его докторская диссертация "Доктрина
    французского классицизма" осталась незащищенной. Причиной была благородная
    негибкость автора, но здесь нет возможности останавливаться на деталях этой
    драматической истории. В сферу научных интересов А. Г. Розенберга входила и
    масса других, самых разнообразных проблем: и легенда о граде Китеже как тема
    русской литературы, и синтаксис былевого эпоса, и украинская народная песня,
    и ритмика стихов Шевченко, и учение Потебни.

    Э. С. П. - Эстер Соломоновна Паперная (1901-1987) отдала свой талант
    детской литературе и художественному переводу. В конце 20-х и начале 30-х
    годов вышло несколько ее книг для детей, среди которых особого внимания
    заслуживает повесть "Живая пропажа". Она подарила нам радость общения со
    "знаменитым утенком Тимом", героем известной сказки Э. Блайтон, переводила с
    нескольких языков, в том числе с английского, французского, итальянского,
    польского, еврейского. Недоброе время вычеркнуло из ее жизни и творчества
    семнадцать лет, проведенных в сталинских лагерях. Ее реабилитации и
    возвращению в литературу много содействовал С. Я. Маршак, который высоко
    ценил сделанное Э. С. Паперной для детской книги.

    Но вернемся в первую половину 20-х годов, когда все эти книги, статьи,
    переводы, позднее обогатившие нашу науку и литературу, не только не были
    созданы, но вряд ли и были задуманы. Группа молодых филологов,
    любознательных, мыслящих, ищущих, изучала тогда приметы индивидуального
    стиля писателей разных стран и эпох. И прониклась идеей - серьезной по
    постановке, но несколько озорной по форме изложения результатов -
    моделировать, как разработали бы один и тот же сюжет Гай Юлий Цезарь и
    Анатоль Франс, Шекспир и Волошин, Симеон Полоцкий и Надсон, Крылов и
    Вертинский, Гомер и Некрасов, Данте и Демьян Бедный.

    Что же они писали, литературные пародии? Авторы с самого начала
    стремились, чтобы их произведения не были так восприняты. В предисловии,
    стилизованном под пушкинский "Разговор книгопродавца с поэтом",
    книгопродавец говорит:

    Ваш замысел высок и чист:

    Здоровый смех полезен людям.

    Что ж? Ныне наслаждаться будем,

    Чем одарил нас пародист.

    И слышит такой ответ поэта:

    Не я здесь автор - коллектив.

    Не пародист - а подражатель.

    И, вас теперь предупредив,

    Хочу, чтоб знал о том читатель.

    Ту же точку зрения авторы уверенно повторили и сорок лет спустя: "...мы
    не были и не хотели быть пародистами, мы были стилизаторами, да еще с
    установкой познавательной. То же, что все это смешно и забавно, - это, так
    сказать, побочный эффект (так нам, по крайней мере, казалось). Однако эффект
    оказался важнее нашей серьезности и для издателей и читателей совершенно ее
    вытеснил". "Книжечку эту... читатели назвали сборником пародий". Кто же
    здесь прав, читатели или авторы? Об этом стоит поразмышлять.

    Пародия на протяжении всей своей многолетней истории была формой
    литературной критики и участницей литературной борьбы. Пародировались ведь
    не только отдельные авторы, но и темы, и жанры, и литературные школы, и
    творческие методы и стили. Высвеченная остроумием пародиста,
    гипертрофированная стилевая примета или совокупность примет представала
    читательскому взору намеренно сниженной, как бы разоблаченной. То, что
    хотели представить значительным, возвышенным, а порою и трагичным,
    обнаруживало свои комические стороны.

    Пародия по-своему помогала литературе меняться, развиваться, двигаться
    вперед и, смеясь, прощаться с прошлым. Отсюда устремленность пародистов всех
    времен избирать мишенью своего остроумия отжившее, дискредитировать ложные
    авторитеты, указывать читателю на не замеченные им слабости незаслуженно
    прославленных произведений. Потому Добролюбов, сам мастерски использовавший
    возможности пародии в литературной борьбе, говорил о непростительности "и
    самых остроумных насмешек над тем, что дорого и свято... Попробуйте
    перепародировать Гоголя в его "Мертвых душах", "Ревизоре" и лучших повестях
    - много ли успеха будете вы иметь?" {Добролюбов Н. А. Собр. соч., т. 6.
    М.-Л., Гослитиздат, 1963, с. 215.} Иное дело, если требуется "ловить и
    обличать": "тут-то и годится пародия" {Там же, с. 220.}.

    Авторы "Парнаса" отчетливо и правильно представляли себе роль пародии в
    литературном процессе, и именно это, видимо, и побудило их подчеркнуть, что
    они не пародисты. Главное отличие их работы от того, чем искони занимались и
    занимаются по сей день авторы пародий, в том, что они изучали стили и
    индивидуальную манеру письма широко и непредвзято, не выискивали слабости
    или уязвимые места, а стремились проникнуть в то, что определяет авторский
    облик, его реализацию в слове, в строении сюжета, в поэтической интонации.
    Итоги своих исследований "парнасцы" воплотили в произведениях, которые сами
    они удачно и точно назвали "научным весельем".

    И все же мы вправе считать их произведения пародиями, если сущность
    этого жанра увидим в том, в чем ее видел Пушкин, определявший пародию как
    "искусство подделываться под слог известных писателей". "Сей род шуток, -
    говорил он, - требует редкой гибкости слога; хороший пародист обладает всеми
    слогами..." {Пушкин А. С. Полн. собр. соч., т. 11. М.-Л., Изд-во АН СССР,
    1949, с. 118.} Именно обладание "всеми слогами" снискало "Парнасу"
    устойчивую популярность, усиливаемую, может быть, тем, что именно "искусства
    подделываться под слог известных писателей" зачастую недостает современным
    пародистам.

    Нынешние авторы пародий обычно предпосылают своим произведениям
    своеобразные "эпиграфы" - несколько строк пародируемого автора. Чтобы
    читатель знал, что подлежит пародийному утрированию, над чем ему предложат
    посмеяться. Попробуйте подобрать подобные эпиграфы к текстам "Парнаса": к
    Шекспиру, к Зощенко, к Крылову, к Пастернаку. Такая попытка обречена на
    полную неудачу. Потому что "парнасцы" стремились и умели не обыгрывать одно
    какое-то выражение, а улавливать и воплощать то, что характеризует
    индивидуальность стиля. Вот чему могли бы поучиться современные пародисты у
    своих предшественников.

    Страница 1 из 17 Следующая страница

Анекдоты
Избранные
Чернуха!
Эротические
Про голубых
Про Вовочку
Про наркоманов
Про Новых Русских
Армейские
Медицинские
Компьютерные
Про чукчу
Про евреев
Про Чапаева
Про Штирлица
Про студентов
Маразмы
Армейские
Эротические
Детские
Компьютерные
С пейджера
Обои для рабочего стола
(Wallpapers)
Девушки
Бритни Спирс
Властелин колец
Matrix
Звёздные войны
Автомобили
Животные
Авиация
Мистические
Космос


© prikol.pp.ru   Prod. Ltd. Inc., 2001-2017, Russia. Contact us. Online since 2001-11-19. Today 23 September 2017. проститутки саратова досуг English version.
При использовании материалов с сайта, ссылка на prikol.pp.ru обязательна!