Александр Силаев. Пародии. 666 способов познать Будду

Прикольные картинки
Анимированные GIF-ки
Похабные
Компьютерные
Чернуха !
Эротические
Автомобильные
Новогодние
Спортивные
Запрещённые
Пошлые комиксы
Бивис и Батхед
Садистские стишки
Пошлые загадки
Юмористические рассказы




    А какой-такой не лызерный, когда мое дело самовар? На балаболки-то, а?
    Че тушканишь, репейный?
    - Я не репейный, - защищался он.
    - Самохват, что ли? Да ни в жисть. Только репейный. Да ладно, пыхтун
    с тобой, посурячили...
    И они поехали. Прямиком в дождливый день. Возница молчал, только из-
    редко что-то урчало над задними колесами. Фердинанд не думал об этом.
    Дождь ему нравился. Город кончился. Поверхность души несколько подравня-
    лась.
    За городом начинался простор. И ели, и сосны, и белые березы, и вели-
    корусские дубы, и мох, и трава, и мурава, и ромашка, и зверушки мелкие,
    и зверушки покрупнее, и совсем большие, и травоядные, и злобные, и с
    клыками, и с когтями, и с пистолетом ТТ, и суслики, и волки, и куропат-
    ки, и лоси, и козлы, и гады, и нехристи, но и хорошие, хорошие тоже по-
    падались, как же без них?. Хороших было больше, а плохие их ели, рвали и
    догоняли. Много тогда водилось живности в подстоличных лесах. Золотое
    времечко.
    Ехали лесом, полем, оврагом ехали, и перелеском тоже, и сквозь чащу,
    и мимо деревушек там разных, скучных и незначительных. Мимо цыганского
    табора проехали, без сучка, но с задоринкой. Партизанский отряд минова-
    ли, поздоровались, в ноги им поклонились, защитникам родным, а те и не
    заметили, делом занятые: знай себе, четвертовали пленных ржавой пилой по
    исконнему лесному обычаю. Проехали мимо водокачки, и мимо ветряных
    мельниц, и мимо бабы яги, - она, развратница, с лешим совокуплялась, от-
    давалась ему на лесной опушке, и кричали они вдвоем на весь лес, так хо-
    рошо им было, нечеловечески... И соловушку видали, разбойничка, провожал
    он их диким посвистом, диким посвистом, да играючи, да деревца вырывал с
    корневищами, да Илюшку поджидал, Муромца, завалить его, козла, диким
    посвистом, да из Моцарта все, да из Генделя, чтоб узнал тот, козел, со-
    ловушку.
    Ехали дальше. Мимо них не росли пальмы, и секвойи не росли, и бананы,
    и финики, и тугрики, и апельсины не росли завалящие, даже яблони и груши
    не расцветали, даже ягель не виднелся, даже конопля, мать ее. Мелькали
    деревеньки. Но не виднелось кафе, баров, пабов и кэбов. Это ж надо, ра-
    довался голодающий Фердинанд, как здорово все, как запущено, как не дош-
    ла сюда поступь цивилизации, как тут варварски, домостроевски, с пере-
    житками, как хреново-то все, бог мой - то есть как хорошо. Какой простор
    для свободы искренних и вразумительных действий! Ничего ведь нет. А
    должно быть.
    Нет тут храма и канализации, набережной и университета, Академии Наук
    и центрального отопления, не водится парламента и газет, наверняка забы-
    ты права человека и свобода печати, поди, тоже того - послана подальше.
    Конституция, сюда, наверное, не ступала.
    Наверняка здесь по праздникам бьют масонов, если, конечно, здесь жи-
    вут масоны. Даже если нет масонов, их все равно бьют. Выходит с утреца
    какой-нибудь дед Сукарь на крыльцо и орет дурным голосом: "Эй, народ!
    Воскресенье пришло, едрить твою, бери хворостину - гони жида в Палести-
    ну". Нога нормального еврея сюда не ступала, но кто-то все равно берет
    хворостину и кого-то гонит. Некоторые имигрируют насовсем. Однако чисто-
    та расы все равно утеряна - наверняка окрестные бабы спят с домовыми,
    неандертальцами и большими волосатыми обезьянами. Местные мужики их не
    волнуют, те давно уже перешли к строительству последней стадии коммуниз-
    ма. Удовлетворяются с козами. Радуются мужики, коза - она на халяву да-
    ет...
    Так себе представлял Фердинанд местное бытие. Аэропорта нет, местного
    ТВ нет, даже мафии, наверное, нет, не говоря уже о коррупции. Презумпции
    невиновности нет. Интернет наверняка отсутствует. Дай бог, имеется
    электричество. А то, поди, живут с неандертальцами при свете лучины. Кто
    их, сермяжных, знает.
    Приближались к цели. Погода разъяснилась, солнце подкатилось из-за
    туч к середине дня. Солнце - это очень даже неплохо, размышлял перспек-
    тивный научный кадр по имени Феридинанд. Солнце - это жизнь, луна - это
    смерть, философски мыслил он, не переставая радоваться. Счастлив был как
    скот, не подозревающий о наличии скотобойни.
    Село именовалось Зачухино. Он сам выбирал его, ползая босиком по ог-
    ромной карте на полу городской квартиры. Долго выбирал. Сначала замерз.
    Затем вспотел. Наконец выбрал, поверив в его название. В таком селе мож-
    но было принести пользу.
    Домики стояли по обеим сторонам рыхлявой дороги. Подоконники украшали
    горшки с цветами. В каждом окне - цветок, как будто все местные сговори-
    лись. Не роза, правда, но зато в каждом. И заборы не падают. И гуси выг-
    лядят не хуже иного коннетабля. Все-таки есть культура, минорно вздохнул
    Фердинанд. И карликовые пальмы, поди, в прихожих. Возница подкатил к
    площадке перед кирпичным строением. Наверное, здесь сельская мэрия, ре-
    шил он.
    - Ну, раздолбать твою, а мое дело самовар, - выдохнул он.
    - Это как? - неловко спросил Фердинанд.
    - Ерепень твою, ты, сиреневый, - гаркнул возчик. - Под репейного ма-
    жешь? То-то смотрю, с балаболкой туго.
    - Да я не виноват, я так себе...
    Он пытался всучить возничему деньги, тот не брал, орал и орал, орал и
    орал, непонятно о чем и зачем, Фердинанд заскучал, ему даже стало неин-
    тересно, чем закончится.
    Наконец мужик взял деньги и потребовал еще столько же.
    - Балаболка не цаца, тушкань не тушкань, все одно да гнило, - аргу-
    ментировал он.
    - Да, конечно. Я не спорю.
    Вежливый Фердинанд полез за бумажником. Возничий взял деньги, попле-
    вал на них и сунул в пыльный сапог, лежащий на переднем сиденьи.
    - Эх, сиренево-зелено, мое дело самовар, - затянул он старую слащавую
    песню и двинул куда-то в степь.
    Фердинанд решительно направился к мэрии.
    Дом стоял двухэтажным. Внизу спали. Наверху сидел неумытый человек
    лет сорока и мутными глазами обводил мир.
    - Ты кто? - спросил он с отвращением.
    Мой знакомый представился.
    - А на хрен? - поинтересовался неумытый.
    - Можно где-то жить? - спросил он совсем безнадежно.
    - Это к уряднику, - неопределенно махнул рукой человек.

    Страница 27 из 36 Следующая страница

Анекдоты
Избранные
Чернуха!
Эротические
Про голубых
Про Вовочку
Про наркоманов
Про Новых Русских
Армейские
Медицинские
Компьютерные
Про чукчу
Про евреев
Про Чапаева
Про Штирлица
Про студентов
Маразмы
Армейские
Эротические
Детские
Компьютерные
С пейджера
Обои для рабочего стола
(Wallpapers)
Девушки
Бритни Спирс
Властелин колец
Matrix
Звёздные войны
Автомобили
Животные
Авиация
Мистические
Космос


© prikol.pp.ru   Prod. Ltd. Inc., 2001-2018, Russia. Contact us. Online since 2001-11-19. Today 21 June 2018. English version.
При использовании материалов с сайта, ссылка на prikol.pp.ru обязательна!