Александр Силаев. Пародии. 666 способов познать Будду

Прикольные картинки
Анимированные GIF-ки
Похабные
Компьютерные
Чернуха !
Эротические
Автомобильные
Новогодние
Спортивные
Запрещённые
Пошлые комиксы
Бивис и Батхед
Садистские стишки
Пошлые загадки
Юмористические рассказы







    Александр Силаев
    Как стать национальным героем?

    Стать национальным героем не так уж трудно.
    Иван Ратоборов стал им только по двум причинам: во-первых, он никогда
    не носил с собой часов, во-вторых, он был сумасшедшим. Вот и все. То,
    что он жил в картонной коробке на острове, а промышлял собиранием буты-
    лок, окурков и недожеванных хлебных корок, к его восхождению почти не
    относится. Для великого успеха достаточно быть сумасшедшим, не носящим с
    собою часов.
    Он мог их если не купить, то украсть. Так легко ударить бутылкой по
    голове любого прохожего, а затем снять часы с лежащего и неподвижного.
    Подобная авантюра не составляет труда, тем более для него: Ратоборов
    всегда ударял бутылкой, когда нечего было есть (двоих невзначай убил, но
    это тоже не касается будущей славы). Однако он никогда не снимал часов.
    Ему нравилось жить без них. Ему нравилось ходить по улицам от рассвета
    до полуночи и спрашивать у прохожих "который час?"
    Когда просьбу выполняли, Ратоборов говорил благодарное "пожалуйста" и
    шел дальше успокоенный и счастливый. Однако через полчаса беспокойство
    начинало томить: оно росло, закипало и становилось раздирающе невыноси-
    мым. Тогда он останавливал очередного мимо идущего и задавал вопрос. Ес-
    ли ему сообщали время, он опять говорил "пожалуйста", а если не отвеча-
    ли, то секундно зверел. Он сразу бил человека ногами в живот, не дожида-
    ясь от него извинений. Когда человек падал, Ратоборов вставал ему правой
    ногой на горло. А если он видел, что вокруг начинала собираться толпа,
    то стремительно убегал. Так он прожил в безвестности около года.
    Но однажды случился ясный весенний день, когда он шел, не чувствуя
    земли под ногами и неба над головой. Он шел сам не свой и сам непонятно
    чей, опьяненный, как алкоголик, но Ратоборов не пил - он был двинут в
    голову наступившей весенней погодкой. Ах, думал он. Ох, думал он. Вашу
    мать, думал он. И еще многое думал он. Он любил поразмыслить, родившись
    философом картонной коробки, хотя многие не понимали его, называли пар-
    шивым псом, а самые безжалостные сограждане без сочувствия травили его
    ментами.
    Но он явился на свет гордой личностью и обладателем сильной фамилии
    Ратоборов. В детстве его мало понимали и за фамилию звали боровом. Те-
    перь звали по-другому, а он не обращал на слова внимания, потрясенный
    явлением Весны до глубины своей бесхитростной и детской души. Так он шел
    по талому снегу и не знал, что сегодня дойдет до Истории в хорошем пони-
    мании этого слова. На языке обывателей разбить голову об асфальт - тоже
    в некотором роде попасть в историю... Но Ратоборова, как мы помним, жда-
    ло настоящее.
    "Который час?" - привычно спросил он у встречного человека. Тот про-
    молчал. Иван начал злиться. "Который час?" - повторил он с затаенной уг-
    розой. Встречный сохранял тишину. Встречный был памятником. Но Ивана,
    конечно, не интересовпли нюансы. "Который час, сука?" - заорал он и плю-
    нул в лицо молчаливому. Отсутствие ответа возбудило его.
    "Тварь, хренопуп, мурлодер", - кричал он, сбивая в кровь кулаки о ка-
    мень. "Тебе все можно, да, тебе все можно? - орал он. - А я тоже чело-
    век." Общение не заладилось. Пустобес! Ебелдос! Хренятник! Наш герой
    умел выражаться сильно и по-мужски. Шизомет оттурбаненный! Процессор!
    Дуровей! Ратоборов кричал, Ратоборов бесновался, Ратоборов выражал себя
    в слове, не ведая, что слово есть логос, а логос есть божество, а бо-
    жество есть... Хренятник! Получил, да? Выпал в осадок? Утрись, со-
    пельмейстер хренов... Однако пустобес стоял мужественно. Да ты жид эсэ-
    совский! Подонок не реагировал. Да ты у нас комсомольский сыч! Мурлодер
    проявлял каменную выдержку, потчуя Ивана нечеловеческими порциями през-
    рения. Хвостохер, помелюк, морковник, семичлен, параш немытый, гондура-
    саво отродье...
    Сотворив десяток грязных снежков из мокрого снега, Ратоборов закидал
    ими молчаливого. Тот даже не матернулся. Тогда Ратоборов решил унизить
    его всерьез.
    Невзирая на людей и погоду, он расстегнул ширинку, извлек на свет
    последнее достояние пролетариата и окатил беззащитные ноги памятника
    струей своей прозрачной мочи, благо его способности дали такую возмож-
    ность. Довершив задумку, он отошел и посмотрел на содеянное. Совершенное
    показался ему Совершенным.
    Люди вокруг ругались. Люди восхищались. Люди плакали. Рыдали. Смея-
    лись. Стояли как вкопанные. Бегали как оглашенные. Кто-то сошел с ума.
    Кто-то поумнел. Кого-то от увиденного стошнило. Таких, кстати, было мно-
    го. Кто-то почему-то заблеял. Кто-то начал цитировать стихи. Кто-то при-
    нялся мастурбировать. Таких тоже объявилось немало. Двое зааплодировали.
    В ответ трое достали ножи, а один - старинный двуручный меч.
    Кто-то решил, что он умрет от увиденного. И кто-то действительно
    умер. А кто-то решил, что от увиденного он воскреснет к настоящей и
    цветной жизни, к той жизни, которая только и достойна называаться таким
    замечательным словом Жизнь. И кто-то в самом деле воскрес. Наверное,
    взамен тех, кто умер. Так было. Все это произошло - с последующим зане-
    сением в протокол. Туда попали все: и плакавшие, и хохотавшие, и блевав-
    шие, и ножи доставшие, и умершие, и воскресшие, и черт знает какие, и
    те, о которых ничего не знает даже сам черт. Одним словом, многие. И Ра-
    тоборов в их немалом числе. Только он, в отличии от других, успел еще
    вовремя убежать, бросив людей вокруг опозоренного памятника.
    Суть в том, что памятники простым людям не воздвигают. Как и все па-
    мятники, он был поставлен Великому Человеку. Даже не просто великому, а
    Величайшему в этой стране. Так, по крайней мере, утверждала официальная
    пропаганда.
    На следующий день выяснилось, что страна и официальная пропаганда
    все-таки разошлись во мнениях - произошла революция. Величайший Человек
    был назван заурядным ублюдком, а верящие в него были объявлены в лучшем
    случае дураками. В худшем случае сторонников былого величия днем радост-
    но вешали на фонарях, а ночью деловито расстреливали в подвалах.
    Разобравшись с Величайшим Человеком, народ принялся искать своих ге-
    роев. Их доставали из тюрем и концлагерей, награждая министерскими чина-
    ми, признаниями в любви и проклятиями завистников.
    Легко понять, что Иван Ратоборов познал камеру в тот же день, как со-

    Страница 29 из 36 Следующая страница

Анекдоты
Избранные
Чернуха!
Эротические
Про голубых
Про Вовочку
Про наркоманов
Про Новых Русских
Армейские
Медицинские
Компьютерные
Про чукчу
Про евреев
Про Чапаева
Про Штирлица
Про студентов
Маразмы
Армейские
Эротические
Детские
Компьютерные
С пейджера
Обои для рабочего стола
(Wallpapers)
Девушки
Бритни Спирс
Властелин колец
Matrix
Звёздные войны
Автомобили
Животные
Авиация
Мистические
Космос


© prikol.pp.ru   Prod. Ltd. Inc., 2001-2018, Russia. Contact us. Online since 2001-11-19. Today 21 August 2018. English version.
При использовании материалов с сайта, ссылка на prikol.pp.ru обязательна!